Главная » 2017 » Декабрь » 20 » Линда I
19:24
Линда I

- Мисс Ламейер, это наша девочка, Линда, - ласково произнесла Ли Кросс.
- Какая милая, - улыбнулась молодая женщина в строгом коричневом платье. Отсутствие косметики и волосы, собранные в хвост, делали её серой, блеклой. Но именно такую няню и искала миссис Кросс для своей дочери. Чтобы её муж, Дензель Кросс, меньше внимания обращал на неё. Будучи от природы не очень красивой, Ли опасалась, что муж бросит её. К тому же за семь лет брака она впервые забеременела и родила Дензэлу долгожданного ребенка.
Интересным можно назвать появление на свет этой девочки. Семейство Кросс обосновалось на Лонг-Айленде еще в конце восьмидесятых. Именно тогда у молодого и перспективного брокера с Уолл-Стрит пошли дела в гору. Этому немало поспособствовало приданое его жены. Ли Чандлер была из рода техасских разводчиков лошадей. Так было до начала ХХ века, пока на просторах Техаса не была обнаружена нефть. Если быть точным, то дедушка Ли, Мартин Чандлер обнаружил место рождение прямо у себя на ранчо. Буквально за пару лет семейство Чандлеров из небогатых фермеров превратилось в преуспевающих нефтяных магнатов. К моменту свадьбы Ли и Дензэла, Чандлеры имели внушительное состояние, поэтому помогли финансово новому предприимчивому родственнику. Так, Дензэль перестал горбатиться на других, и открыл собственную компанию на Уолл-Стрит.
Ли стала хозяйкой четырехэтажного дома на Лонг-Айленде и всеми силами стремилась создать домашний уют. Но отсутствие детей вводило женщину в депрессию. Огромный дом казался ей пустым. Она днями напролет занималась домашними делами, которыми с легкостью справлялись и нанятая прислуга.
Отдушину она нашла в работе. Уговорив мужа открыть дочернюю компанию, Ли возглавила её и с головой ушла в работу. Она даже не заметила, как забеременела. Настолько она увлеклась работой. Но бросать полюбившееся дело она не стала. И до последнего дня беременности ходила на работу. Дензэль уговаривал её остаться дома, но она была упертой. Даже когда пришло время рожать, она была в своем кабинете и проводила совещание. Деловой тон, которым она рассказывала подчиненным о новой стратегии компании, на мгновение прервался легким «Ой!». После чего, как ни в чем бывало, Ли произнесла:
- Совещание завершено, я рожаю.
 Так и произошло, Линда появилась на свет прямо в офисе. Скорая не успела приехать. Роды, на удивление, были быстрыми и легкими. Ли даже удивилась, так как период беременности дался ей с трудом. Постоянный токсикоз и толкания дочери не давали покоя женщине. А боль в спине? О, этого она не забудет никогда! Как и не забудет лицо Дензэла, который примчался в офис по первому звонку секретаря, известившему, что его жена рожает.
- Все хорошо, дорогой, - тяжело дыша произнесла Ли, - у нас дочка.
Она лежала в своем кресле, а несколько сотрудников, из тех, кто с крепкими нервами, помогли ей разродиться.
Дензэль стоял в дверях, не в состоянии хоть что-то произнести. Буквально десять минут назад ему позвонили, сказав, что Ли рожает. Он пулей примчался в офис, надеясь застать здесь врачей, но вместо этого он увидел свою жену и новорожденную дочь. У него просто не было слов.
К сожалению, Ли не прельщала карьера матери. Грязные пеленки, детские крики. Нет, она любила свою Линду и души в ней не чаяла, но у неё уже был «ребенок» - компания, подаренная мужем. И когда Линде исполнилось два месяца, Ли наняла няню и отправилась в офис.
Аманда Ламейер была молодой няней, но с отличным педагогическим образованием. Послужной список был небольшим, но это и не удивительно, ведь девушке было всего двадцать три, когда она пришла в дом Кросс. Она покорила Ли своих характером. В меру строгая, в меру ласковая. И внешность. Строгий, даже невзрачный стиль. Аманда всегда собирала волосы в хвост. Она принципиально не пользовалась косметикой. Ей не нужна была косметика, чтобы еще сильней подчеркивать красоту. В естественности она была изумительна. Изящные полоски бровей над выразительными глазами. Слегка курносый нос и в меру пухлые, чувственные губы. Но губы Аманда прятала, слегка их сжимая. С носом и глазами она, увы, ничего поделать не могла. Но какой мужчина смотрит на глаза женщины или, тем более, нос? Большинство мужчин обращает внимание на фигуру. И Аманда не была обделена ей. Её параметры были не девяносто – шестьдесят – девяносто, но стремились к ним. Но закрытое платье от шеи и до пят скрывало её, а контрастные полоски на нем визуально меняли фигуру. Отчего Аманда казалось невзрачной, блеклой и не привлекательной. Именно такой её и увидела Ли. Такая няня уж точно не приглянется её Дензэлу. Даже родив ему дочку, она боялась, что он уйдет от неё.
Но все равно сердце матери было не на месте, и она чуть ли не каждые полчаса звонила домой, узнать, как там её девочка. Узнав, что с ней все в порядке, Ли успокаивалась. На следующие полчаса.
Такая привязанность матери к дочери никак не раздражала Аманду. Её даже восхищало, что миссис Кросс все успевает. И на работе, и за дочку переживает. А после работы Ли мчалась домой и весь вечер проводила с дочкой. Вечер начинался с того, что за ужином Ли расспрашивала Аманду, как прошел их день. Дензэль редко ужинал в компании семьи, ссылаясь на срочную и неотложную работу, он появлялся дома не раньше полуночи.
После ужина, рассказав миссис Кросс обо всем, что произошло днем, Аманда уходила. Она жила в доме семейства Кросс, но каждый вечер она пропадала. На вопросы Ли, куда она уходит, Аманда уклончиво отвечала, что у неё есть право на личную жизнь. Отсутствие Дензэля, таинственные исчезновения Аманды, сердце Ли было не на месте. Она подозревал, что у мужа роман с няней их дочери. Спросить напрямую у неё не хватало духа, а нанять детектива, она считала это ниже своего достоинства. Аманда всегда возвращалась под утро, но при этом исправно исполняла свои обязанности.
Со временем график жизни няни и ребенка менялся. Пока Линда была младенцем, Аманда следила, чтобы она была сыта, спокойна и в сухой одежде. Два раза в день небольшая гимнастика, крепкий здоровый сон.
Когда Линда научилась ходить, хлопот няне прибавилось. Линда была непослушной девочкой. И на любые запреты отвечала протестом. Если шкаф открывать нельзя, то она просто обязана его открыть! Шустрая девчушка любила убегать от няни. Её любимым делом было что-то свалить на пол, и пока мисс Ламейер собирает разбросанные вещи, убегать. Аманда всегда делала вид, что поднимает разбросанные вещи, а сама следила за Линдой. И как только та скрывалась из вида, она бросалась за ней. Не редко такие погони заканчивались громким падением Линды и не менее громким плачем на весь дом. Тогда Аманда брала девочку на руки, осматривала её на предмет травм и успокаивала, нежно обняв.
Как только Линда научилась говорить, её было не заткнуть.
- А сто это такое? А пасему цветы такие красивые? А как птицы летают? А пасему собака гавкает? – невнятно тараторила девчонка без устали. И на все эти вопросы приходилось отвечать Аманде. Так же ей пришлось заниматься исправлением дикции Линды. Та никак не хотела выговаривать некоторые буквы, чем сильно портила свою речь. Некоторые слова, которые произносила Линда, вообще невозможно было узнать.
«Как она не устает за день?» - думала Ли, наблюдая за тем, как Аманда собирается уходить после ужина. Комната Аманды находилась на первом этаже и, собираясь, она не запирала дверь. Ли это бесило. Молодая девушка, которая днем изображает из себя монашку, слегка прикрыв дверь, переодевается в, как она считала, развратную одежду. Чулки, кружевное белье, обтягивающее платье с открытым декольте. Наведя макияж, распустив волосы и закинув сумочку на плечо, Аманда выходила в коридор и уходила через парадный вход. Ли ей не запрещала, так как из всей прислуги она была ближе всех к их семье. Ни горничная, ни кухарка, ни садовник не имели таких привилегий как Аманда. Да и жили они в отдельном двухэтажном доме, что стоял на заднем дворе. К Аманде же было такое отношение по нескольким причинам. Она была няней Линды и должна была постоянно находиться в доме, особенно когда девочка была маленькой. Как уже говорилось, Ли не обременяла себя материнскими заботами. Именно Аманда вставала по ночам к плачущей Линде. Вообще, пока Линде не исполнился год, Аманда спала в её комнате. В той комнате, что выделили ей Кроссы, просто хранились её вещи. И да, тогда по ночам она никуда не исчезала. Но как только Линда стала оставаться сама в комнате на ночь, у няни появилась вредная, с точки зрения Ли, привычка. После ужина она собиралась и уходила на всю ночь куда-то. Ввиду отсутствия дома Дензэля и склонность Ли к ревности, женщина не находила себе места. Радовало только то, что через час или два после ухода Аманды, домой приходил Дензэль, а Аманда пропадала где-то практически до утра.
- А можно мне с вами? – весело спросила Линда, подбежав к Аманде, которая собиралась уходить. Девушка уже стояла в дверях и обернулась на голос девочки. От резкого движения её волосы обернули шею и лицо Аманды, чтобы они не мешали ей говорить, она небрежно поправила их. Но со стороны это выглядело по-иному.
«Эффектно» - с ревностью подумала Ли, наблюдая за картиной. Приступ мог пройти мгновенно, если бы за спиной Аманды она не заметила мужскую фигуру. Дензэль. Сегодня он пришел на удивление рано.
- Тебе еще рано ходить со мной. – ласково произнесла Аманда, присев перед девочкой. – Вот подрастешь и, если тебя отпустит мама, мы с тобой сходим. Хорошо?
- Угу! – кивнула девочка и, заметив отца, крикнула. – Папа! – она бросилась обнимать его.
- Линда!- радостно произнес Дензэль, подхватывая дочку на руки. – Мисс Ламейер, - кивнул он няне и прошел в дом. Из вежливости, Аманда кивнула в ответ и вышла. Дензэль даже не обратил на неё внимая, чем очень порадовал Ли. Для женщины эта встреча мужа и няни была как бы проверкой. Как отреагирует её Дензэль на такую Аманду? Как он себя поведет? И он прошел этот тест, этот экзамен. Правда, за веселыми разговорами, у Ли мелькнула мысль: «А вдруг это розыгрыш? Инсценировка? Что, если они сами заподозрили, что я их подозреваю, и решили разыграть эту сцену?» Ли начала паниковать, подозревая мужа во лжи и обмане, но здравый смысл взял верх: «Нет, я себя накручиваю. Он любит меня, только меня. И еще Линду. Нашу Линду».

***
Нет ничего лучшего, чем домашнее образование! Так решила Ли. И Аманда превратилась из няни в учительницу. Правда, кроме начального образования она больше ничего не могла дать Линде. И тогда Ли просто решила уволить няню. Линда восприняла это в штыки. Были и скандалы, и упреки, но что может понимать семилетний ребенок? Дензэлю было все равно, останется няня в доме или нет, и Ли просто рассчитала Аманду. Аманда спокойно восприняла новость о своем увольнении и, получив денежную компенсацию и рекомендательное письмо, покинула дом Кросс.
Последующие несколько лет жизни Линды можно назвать скучными и невзрачными. Учителя приходили к ней домой, и занимались с ней. Ли уделяла много внимания образованию дочери и нанимала самых лучших педагогов, которые только были и в Нью-Йорке.
Точные науки не интересовали Линду. Физика, химия, математика были скучны ей. А вот гуманитарные наоборот, интересовали её больше всего. К десяти годам она знала уже три языка, кроме родного английского: испанский, французский и немецкий. По правде говоря, азам этих языков научила её Аманда и Ли просто продолжила обучение, как она считала, с лучшими педагогами, нежели нянька. Странно, но Ли все еще ревновала Дензэля к Аманде. Хотя поводов для ревности не было. С годами её ревность переросла в паранойю. К примеру, она уволила горничную и кухарку, заменив их дворецким и поваром. Учителя Линды были исключительно мужчинами. Хотя это предостережение было лишним. Учителя приходил в первой половине дня, а Дензэль появляйся дома не ранее восьми вечера.
Вернемся к Линде. Девочка увлекалась иностранными языками, культурами мира, литературой и живописью. Особенно живописью. Все свободное время она проводила с карандашами и альбомом. А когда на десятилетие дедушка подарил ей настоящие масляные краски и мольберт, восторгу девочки не было предела. Вот только мама не разделяла увлечений дочери. И старалась увеличить занятия дочери точными науками, сведя гуманитарные к минимуму. Но на помощь внучке пришел дед, записав её на курсы живописи к одному известному художнику. Противиться воле отца Ли не стала и три раза в неделю, Линда, в сопровождении личного водителя посещала курсы.
Однажды, выходя с курсов, Линда повстречала Аманду. С их последней встречи прошло пять лет, и девушка с трудом узнала в подросшей девочке ту Линду.
– Линда, ты так выросла! - радостно произнесла Аманда, поглаживая девочку по голове.
- Мисс Линда, нам надо ехать, - торопил Линду водитель.
- Это моя подруга, Кларк, - строго ответила она. – Мы давно не виделись и сейчас пойдем в кафе!
Аманда была поражена тем, как Линда поставила на место нерадивого водителя. Тот даже не смог что-либо ответить, лишь молча кивнул.
- Вот так-то! – ответила она и потянула Аманду в ближайшее кафе.
- Надоело! – раздраженно произнесла Линда, когда они с Амандой уже сидели в кафе. – Все надоело! Учеба надоела! Математика надоела! Физика надоела! А про химию вообще молчу! Я её не понимаю!
Аманда усмехнулась.
- Смотрю, ты увлекаешься живописью, - произнесла она.
- Ага, - радостно воскликнула Линда. – Хочешь взглянуть?
- Конечно! – ответила Аманда. Линда полезла в тубус и достала несколько листов. На них карандашом была изображена девушка. Она не была обнажена: грудь, живот и бедра были прикрыты материей, но плечи, руки и ноги были обнажены. Девушка была изображена в разных позах. На первой картине она сидела на высоком стуле, откинувшись на спинку. Левую ногу она протянула вперед, а правую спрятала под стул. Руками она поддерживала кусок ткани, который лежал у неё на груди и спускался вниз до пола. Руки она скрестила под грудью. Девушка была коротко стрижена и, судя по светлым оттенкам, светловолосая. Лицо девушки было серьезным и сосредоточенным.
На второй картине девушка сидела на том же стуле, скрестив ноги по-турецки. Руки она уперла в сиденье стула впереди и немного ссутулилась. Простыня теперь свисала с её плечей. Груди были прикрыты руками и тканью. На этой картине девушка улыбалась.
Третья картина представляла уже стоящую девушку. Она стояла спиной в полуобороте. Простыня спускалась с левого плеча и, обхватив талию, свисала с правого бедра, оголяя ягодицы девушки. Правой рукой девушка придерживала её, не давая ей свалиться назад, а левую она закинула за голову. Девушка смотрела на художника, слегка прищурившись и приоткрыв губы.
- Ну как? – с нетерпением спросила Линда. Для неё было важным мнение Аманды.
- Восхитительно, - с трепетом произнесла Аманда. Она не могла поверить, что её Линда так прекрасно рисует.
- Тебе действительно нравится? – спросила Линда. Она понимала, что Аманда может так говорить и потому, чтобы не расстраивать её.
- Конечно! – ответила Аманда. – Ты рисуешь с натуры?
- Да, - кивнула Линда. – Я сама выбирала натурщицу. Дедушка с учителем целый кастинг провели! Приглашали и фотомоделей и просто девушек с улицы. Мы три часа выбирали! Представляешь?!
Девочка с упоением рассказывала про свое увлечение.
- Только они мое увлечение и разделяют. – печально добавила она. – Ну и ты теперь! – на последней фразе она улыбнулась.
- Понимаю, - Аманда положила свою руку на руку Линды. – Обидно, когда в тебя не верят самые близкие.
- Угу, - печально кивнула Линда.
- А ты рисуешь только женщин? – чтобы сменить тему, спросила Аманда.
- Да, - кивнула Линда.
- А как насчет парней? – улыбнулась Аманда.
- Никак. – коротко ответила Линда. – не интересны они мне. Ну, в плане живописи. Женское тело более интересное для изображения. В нем есть некая загадка. Вот, - она взяла свои рисунки, - смотри. Она и обнажена, и прикрыта. То есть, показана её красота, но не полностью, ткань позволяет создать загадочность. Мужское тело тоже красиво. Рельефная структура, на женском теле кубики смотрятся не очень. Мне не нравятся накачанные женщины.
- А накаченные мужчины? – спросила Аманда. Речи Линды ей нравились. Она даже не подозревала, что у неё с этой маленькой девочкой столько общего.
- Ну…- протянула Линда. – Есть мальчики, которые мне нравятся, но не знаю. Они не накачанные, просто я испытываю к ним симпатию. Но вот рисовать их, вряд ли.
- Понятно, - произнесла Аманда.
С тех пор они договорились, что Аманда будет каждый раз встречать Линду с художественных курсов, и они будут вот так беседовать в кафе. Аманде было интересно общаться с Линдой. В ней она видела родственную душу. Хоть и боялась в этом признаться. Даже себе. За те годы, что они не виделись, Линда сильно изменилась. Она вытянулась, у неё стала проявляться фигура. Женская фигура. Грудь была еще небольшой, но бедра уже округлись.
Для Линды, Аманда стала самой близкой подругой. Они общались не только в кафе, но часто перезванивались. Именно с Амандой девочка поделилась впечатлениями о первом сексуальном опыте, которые произошел в тринадцать лет. За ним был другой опыт, с другим парнем. И снова она рассказала о нем Аманде. Вести такие разговоры с матерью она боялась. Признаться матери, что она уже не девственница? Нет, что вы! А Аманда и выслушает, и советом поможет. По сути, Аманда была Линде как старшая сестра, хотя и годилась в матери.
Время шло, и настал пятнадцатый день рождения Линды.
- Какие планы на вечер? – спросила Аманда.
- Скромный семейный ужин. – ответила Линда. Они, как и всегда сидели в том же кафе.
- Ты же знаешь, мама не любит пышных празднеств. – ответила Линда. – Посидим узким кругом, отметим праздник. А завтра, днем я отпраздную со своими друзьями. Ты приглашена.
- Пить колу в компании малолеток, - улыбнулась Аманда. – А как насчет ночи?
- В смысле? – переспросила Линда.
- Ты уже девочка взрослая, - наклонившись к Линде, тихо произнесла Аманда, - не будешь же ты в свой день рождения сидеть дома. Как насчет того, чтобы прогуляться со мной кое-куда?
- Ночью? – улыбнувшись, спросила Линда.
- Ночная прогулка с подругой. – ответила Аманда. – Только маме не обязательно об этом знать.
- Разумеется! – ответила Линда. – Иначе сидеть мне под домашним арестом.
- Тогда договорились. – усмехнулась Аманда. – Не думаю, что ваш праздник продлится более чем до десяти вечера. Да, часа на сборы тебе хватит? Я буду ждать недалеко от ворот тебя.
- Ага, я обязательно буду. – радостно воскликнула Линда. – но лучше два часа чтобы собраться. Можно?
- Можно. – улыбнулась Аманда.
 
***
Что может быть хуже для подростка, чем провести свой день рождения в кругу семьи? Ничего! Абсолютно ничего не может быть хуже. Как впрочем, если задать этот же вопрос с другим окончанием. К примеру, а что может быть хуже для подростка, чем разочарование в любви? В любой ситуации подростки, с их максимализмом, считают, что хуже быть не может. Что все, это предел. Как же они ошибаются.
Для Линды этот вечер тоже был скучным, но она привыкла к этому. Утром она успокоила себя мыслью, что завтра увидится со своими друзьями и спокойно отпразднует свой день рождения. Но днем Аманда дала ей надежду. Сегодня ночью она оторвется на полную!
За праздничным столом собралось немного людей. Ли, Дензэль, дедушка и кузен. Дедушку Линда обожала. Для неё не было более близкого человека, чем он. Аманда вынуждена была покинуть её и сейчас вновь вернулась, а дедушка был всегда рядом. Он поддерживал все её начинания. Даже шел наперекор своей дочери, что, кстати, очень злило Ли.
Кузен. О, это отдельная тема для разговора. По правде говоря, он раздражал Линду. Он был старше её на три года и жутко самовлюблен. В отличие от Ли и Дензэля, его родители не были столь строги с ним и у него было больше свободы, чем у Линды. Чем он непременно пытался подколоть Линду. Так сказать, указать ей, что он круче, чем она. «Ты все за юбку мамы держишься, а я уже свободен!» По началу Линда пыталась ему объяснить, что это все Ли, что она пытается постоянно ограничить её, а она просто не может пойти наперекор родителям. Как будто кузен сможет. Если папа скажет, что Кристоферу следует поехать учиться в Англию, так он и пикнуть не посмеет и отправится туда учится. Да, кузена Линды зовут Кристофер. Это высокий и худощавый парень с сильными от игры на пианино пальцами. Как-то Линда ощутила на себе его пальцы, когда Кристоферу вдруг взбрело в голову, что Линда влюблена в него и он, схватив её, попытался насильно поцеловать. Тогда Линда проверила на прочность его пах и, оказалось, что небольшой удар в ту область способствует ослаблению хватки.
Кстати, пианино он ненавидел, музицировать его заставила мама. И даже при этом, так сказать, ограничении, он считал себя свободным. Эти противоречия в нем и раздражали Линду. По сути, он такой же, как и она, но мнит себя выше.
 Её воля, она бы выставила этого самовлюбленного эгоиста за дверь, но его привел дедушка. Поэтому она вынуждена была весь вечер терпеть его насмешливые взгляды, а когда он соизволил покинуть их дом, то еще и открытую насмешку. Он заявил, что в отличие от Линды, его вечер еще не закончен, и он отправляется кутить. Возможно, это была ложь, но слова кузена зацепили Линду. Она нервно передернула плечами, чем вызвала смех этого самовлюбленного пингвина.
Вечер закончился в десять и, пожелав спокойной ночи родителям, Линда отправилась к себе. У неё было два часа, чтобы собраться. Она толком не знала, что ей надеть и куда они вообще отправятся с Амандой. Поэтому выбор пал на мини-юбку и топик со стразами, которые ей подарила Аманда еще на прошлый день рождения. За год грудь Линды немного выросла, и топ сильно облегал, через ткань выступал узор кружевного бюстгальтера. Но это не расстроило девушку. Все-таки сегодня её день рождения! Образ она дополнила чулками, резинки которых взглядывали из-под юбки и двумя хвостиками на голове.
Собравшись, она осторожно вышла из своей комнаты. Держа босоножки на высокой шпильке в руках, она кралась по коридору. Мама уже отошла ко сну, а отец занимался делами в кабинете. Сегодня он пришел на удивление рано, когда еще и шести вечера не было.
Дверь кабинета была приоткрыта и Линда боялась, что отец увидит её. Но он настолько был увлечен работой, что не заметил, как дочь нагло заглянула к нему и показала язык.
Дом Линда покинула через черный ход, а забор пришлось перелазить. Высокий кованый забор сделал непоправимое с её чулками: они порвались. Левый чулок выше колена, а правый прямо на колене, немного поцарапав ногу. Тихо выругавшись, Линда пошла к дороге.
Выйдя на дорогу, она оглянулась. Невдалеке моргнул фарами автомобиль. Подойдя ближе, Линда рассмотрела машину. Это была Porsche 911 GT2 1995 года красного цвета с тонированными стеклами. Стекло на пассажирском месте опустилось.
- Чего стоишь? – задорно произнесла Аманда. – Запрыгивай!
- Привет! – весело произнесла Линда, сев в машину.
- Шикарно выглядишь! – осмотрев порванные чулки Линды, рассмеялась Аманда. Сама Аманда выглядела сногсшибательно. Свои прямые волосы она завила, сделав кучерявыми. Она надела обтягивающее красное платье с открытыми плечами и глубоким декольте. Образ дополнила красными туфлями лодочками и красным клатчем, который в данный момент небрежно лежал на торпеде авто.
- Снять? – спросила Линда.
- Как хочешь, - заводя машину, ответила Аманда. – Ну что, рванули?
- Рванули! – радостно воскликнула Линда. Машина, дымя шинами, понеслась вперед.

Категория: Драма | Просмотров: 121 | Добавил: AlexShostatsky | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]