Главная » 2017 » Декабрь » 20 » Линда VIII
19:50
Линда VIII

С тех пор прошло шесть лет. Линда так и ни разу не была в родительском доме. Первый год она даже с родителями не общалась. На свой день рождения, она позвонила матери. Разговор вышел натянутым, но с тех пор мать и дочь изредка общались по телефону.
Пару лет Линда жила у Аманды, но после того, как Джейсон подарил внучке двухэтажную квартиру, девушка переехала к себе. С Амандой она продолжила встречаться, но она изменилась. Линда сейчас, и Линда раньше – это разные люди. Аманде нравились такие перемены. Именно такую Линду она хотела видеть рядом с собой. Свободную, независимую, смелую. Это уже не была тихая девчушка, которая изредка выбрасывала что-то такое эдакое, чтобы позлить родителей и показать всем свой статус. Эпатаж Линда не перестала любить, просто стала использовать его себе на пользу.
Имя Линды пару раз засвечивалось в прессе. Не с лучшей стороны, но девушку это не волновало. Даже наоборот, она надеялась, что это поможет предстоящей выставке. Да, Линда, при поддержке дедушки решила открыть свою первую выставку. Для этого был арендован один из залов в Линкольн - центре. Ненадолго, всего на две недели, но для Линды это было большим достижением.
И вот тогда, в один из дней на выставке, случилось то, чего не ожидала Линда – она влюбилась. С первого взгляда. Как обычно, Линда ходила между картин, подвешенных на тросах, и всматривалась в лица посетителей. Она пыталась уловить их настроение, эмоции. Понять, что чувствуют эти люди. Кто-то был искушенным ценителем искусства, кто-то просто рядовым гражданином, решившим потратить тридцать долларов ради знакомства с современной живописью. Линда уже получила несколько отзывов в прессе. Критика искусствоведов задела её. Она искренне не понимала, как человек, который сам не может написать ни одной картины, может судить работу другого человека, который может. Аманда призывала её не обращать на это внимания, но слова критиков зацепили Линду, и теперь она ходила между картин, пытаясь понять простых людей.
Вот так, прогуливаясь среди картин, Линда заметила одну девушку. Внешность у неё была простая, заурядная. Нельзя было сказать, что девушка уродина, как подруга Кристофера Меллони. Но она, по сути, ничем не выделялась из толпы. Возьмите сотню похожих девушек, поставьте в ряд, и вы не заметите эту девушку. Молодая блондинка, среднего роста, одетая в деловой костюм. То ли секретарша в каком-то из офисов на Манхеттене, то ли студентка какого-то колледжа. Хотя, нет, студентки так не одеваются. Точно секретарша.
- Что думаете? – подойдя к девушке, спросила Линда.
- Красиво, - ответила девушка, не отрывая взгляда от картины. На картине была изображена Аманда. Она лежала на кровати, закинув руки за голову. Ноги она раскинула в разные стороны, согнув в коленях, но туловище было прикрыто красной простыней.
- Кое-кто назвал её пошлой. – как бы невзначай, произнесла Линда. Стоит отметить, что Линда изменилась и внешне. Новых татуировок на её теле не появилось, но прическа изменилась сильно. Линда выбрила левую сторону головы, оставив волосы на макушке и правой стороне. Волосы она зачесывала на правый бок, и часть локонов спадала, закрывая правый глаз. Одежду Линда так же выбирала более экстравагантную. Сейчас на ней были короткие шортики, гетры, босоножки на высокой шпильке. И жилетка в тонкую полоску на голое тело.
- Я читала, что писали об этой выставке. – ответила девушка. – Поэтому и пришла сюда.
- Да? – удивилась Линда.
- Да, - кивнула девушка. – Знаете, когда критики, не важно, профессионалы или интернет-любители, что-то разносят в пух и прах, то остается два варианта: либо это шедевр, либо отстой полный.
- И что это, - Линда указала на картину, - по вашему мнению?
- Это… - протянула задумчиво девушка. – Шедевр. – она повернулась к Линде и протянула руку, - Инга.
- Линда, - она пожала руку девушки, - Линда Кросс.
- Вы? – Инга открыла рот от удивления. – Это вы? Это ваши картины?
- Да, - улыбаясь, ответила Линда. Она хотела еще что-то сказать, но её грубо перебили.
- Безвкусица! – выпалил подошедший мужчина лет шестидесяти. – Никакого знания анатомии!
Девушки умолкли и молча уставились на мужчину. Линда с яростью, Инга с интересом.
Мужчина стоял чуть в стороне от них в компании одной скучающей девицы. Та лениво зевала, озираясь по сторонам. То ли любовница, то ли родственница.
- А в чем выражается не знание анатомии? – с трудом сдерживая эмоции, спросила Линда. Ярость подкатывала к горлу. Линда задыхалась, тяжело дышала, руки начали предательски дрожать. Вообще, она очень остро воспринимала критику, и это раздражало её.
- Ну, посмотрите на ноги! – возмущенно произнес мужчина. Надо сказать, что он был полного телосложения и не следил за своим слюноотделением. Если бы не стекло, скрывающее картину, он бы обязательно забрызгал её. Он яростно отстаивал свою точку зрения, даже не подозревая, что автор картин перед ним.
- Разве это естественные ноги?! – продолжал мужчина. – Нет, нет и еще раз нет! Таких ног быть не может! Если только обладательница их не инвалид. Только у калеки могут быть такие кривые ноги! Она же ходить не может!
Линда сейчас была похожа на атомную бомбу. Сдерживаемое внутри чувство нарастало, и готово было вырваться наружу. Чтобы не создать вторую Хиросиму, Линда глубоко вдохнула и выдохнула, успокаивая дыхание. С такими как он, надо говорить спокойно, без эмоций. Линда прижала ладони к бедрам, унимая дрожь. Она приблизилась к мужчине вплотную, схватила его за галстук и притянула к себе.
- Что вы себе позволяете?! – он попытался вырваться, но Линда уже произносила ему на ухо тихим голосом:
- Слушай сюда, Пумба, это ноги моей дорогой подруги. Поверь, они не кривые, они изящные. Каждая линия: бедра, колени, икры, голени, стопы и милые пальчики. Особенно пальчики, я так люблю их облизывать, скользя языком. Тебе ласкали пальцы? Поверь, это такая же эрогенная зона, как и соски, зад и твой старый обвисший член.
- Но позволь… – начал причитать мужчина.
- Заткнись! – Линда позволила себе повысить голос, и это слово колоколом звенело в его ушах. – Я не поверю, что у такого старого зануды все еще стоит. Стоял бы, ты бы здесь не поливал грязью ноги моей подруги, а тихо восхищался, чтобы потом тайком подрочить на них. Уверена, твоя спутница из эскорт-агенства, и ты взял её лишь для того, чтобы всем показать, что под твоим брюхом еще что-то шевелится. Я права? - собеседник молчал, потому Линда продолжила. - Так вот, пальчики… - она замолчала и с силой оттолкнула от себя старика, тот с трудом устоял на ногах. – Козел! Я из-за твоего члена забыла, о чем говорила! Не перебивай меня, когда я говорю!
Линда кричала во всю глотку. Посетители оборачивались на её голос, некоторые даже подходили ближе.
- Тебе не нравятся её ноги? – посмотрев на картину, спросила Линда.
- Ну, анатомия… - начал мямлить старик. Толпа вокруг них все росла.
- Та брось! – Линда подошла к старику и по-дружески закинула ему руку на плечо. – Не лги мне! Ты захотел её!
- Да как вы смеете?! – отшатываясь от Линды, воскликнул старик.
- Я хозяйка этой выставки! – Линда обвела руками зал. – Что хочу, то и вытворяю! А ты, - она ткнула пальцем в мужчину, - всего лишь зажравшийся критик, который рисует хуже, чем эта малышка! – она указала на маленькую девочку лет восьми, которая стояла рядом со своим отцом и держала в руках альбом для рисования.
- Прости, - произнесла она, присаживаясь на корточки перед девчушкой, - ты рисуешь?
Девочка молчала и жалась к отцу.
- Мира, не молчи, тебе задали вопрос. – ласково произнес отец, наклонившись к дочке. – Вы простите её, - обратился он к Линде, - но она очень любит рисовать, вот я и вожу её по галереям. Как классиков, так и современников.
Линда кивнула и обратилась к девочке:
- Можно мне взглянуть?
Девочка улыбнулась, кивнула и протянула альбом Линде.
- Черт знает что! – воскликнул старик и собирался уходить, но строгий голос Линды его остановил:
- Я с тобой еще не закончила!
Выругавшись, старик, на удивление, остался, а Линда стала просматривать альбом. В нем не было какой-то мазни, рисунки были интересные, хоть и было видно, что девочка неопытна. На последних листах были попытки перерисовать несколько картин Линды.
- Это я посоветовал ей перерисовывать. – пояснил отец. – Она неопытна, так хоть руку набьет.
- У вашей дочери хорошие рисунки, - возвращая альбом, произнесла Линда. – У неё есть потенциал, развивайте его.
- Я стараюсь, - поглаживая дочь по голове, произнес отец, - жаль только, что жена не поддерживает эти начинания. Она против, чтобы Мира занималась живописью, говорит, что это пустая трата времени.
- Понимаю, моя мама тоже была против. – ответила Линда. - Но у меня так же был человек, который в меня верил. И вы верьте.
Присевши, она улыбнулась девочке.
- Ты хорошо рисуешь, не бойся ничего, а особенно таких дядей, - она указала на старика. – Поняла?
- Да! – звонко ответила девочка, а толпа радостно засмеялась.
- Слушай сюда, критик! – поднимаясь, стальным тоном произнесла Линда старику. – Есть простая формула: похвала и небольшие коррективы. Так делал мой учитель. Даже когда мне было лень, и я рисовала полный трэш, он хвалил меня, давал небольшие замечания. Когда я не понимала своих ошибок, он не брызгал слюной, а спокойно просил еще раз внимательно посмотреть на картину. И я поняла, что все зависит только от меня. Ни от учителя, ни от такого критика как ты, а от меня. Я сама себе учитель и критик. Ты думаешь, я боюсь тебя? Твоей критики? Нет, я смеюсь с твоих потуг, которые ничто по сравнению с моим внутренним голосом! Ноги? Ты знаешь, сколько я рисовала эти ноги? Ты знаешь через что я прошла, создавая эту картину?! Нет, ты бесталанный! Ты лишь способен на пустое сотрясание воздуха! Анатомию он знает. Поздравляю! Ты освоил школьную программу! А теперь, когда ты набрался эмоций, ярости, гнева и желчи, вали отсюда! – она указала рукой в сторону. Толпа, что стояла там расступилась. Старик смотрел на Линду округленными глазами.
- Иди, пиши свой гневный отзыв! – кричала Линда. – Пиар мне не помешает!
После этого Инга зааплодировала. За ней подхватили еще несколько человек, за ними еще и, через полминуты, вся толпа рукоплескала Линде. Старику ничего не оставалось, как уйти через своеобразный коридор. Его же спутница осталась с толпой и аплодировала Линде.
- Спасибо! – улыбаясь, отвечала Линда на овации.

***
- Скучаешь по Лос-Анджелесу? – спросила Линда. После происшествия на выставке, она пригласила Ингу в кафе. Та не отказалась, и вот уже третий час девушки беседовали за чашкой кофе и более горячительными напитками.
- Иногда накатывает, - ответила Инга. – Бабушка часто сетует, что я зря её забрала сюда. Мне иногда кажется, что она больше скучает по городу ангелов, чем я.
- У тебя там кто-то остался? – спросила Линда. Разговор у них был откровенный. Инга уже знала, что Линде больше нравятся женщины, чем мужчины.
- Остался, громко сказано. – помешивая коктейль трубочкой, задумчиво произнесла Инга. – Мы были молоды, наивны.
- И? – спросила Линда. Она уже была откровенна перед Ингой, и ждала ответного хода.
- Не знаю, - покачала головой Инга. – Мы изредка общаемся: звоним друг другу, открытки присылаем. Понимаешь, он был моим первым мужчиной. Такое не забывается.
Да, такое не забывается. Первый раз Линды был на старом, прогнившем диване в заброшенном доме. Аманда называла это романтикой, но на самом деле это было отвратительно. От дивана несло плесенью и кошачьей мочой. Сам секс Линда помнит смутно, помнит только, что она почувствовала резкую боль, потом несколько толчков и горячую струю внутри себя. Тяжелое дыхание партнера, теплые объятья и жуткий холод от сквозняка. Потом она еще несколько раз занималась сексом с тем парнем и воспоминания были лучше, чем от первого раза. Потом у неё был еще один парень, потом еще. А потом её любовницей стала Аманда. Линда много думала о том, что её партнеры были такими же неопытными, как и она. Первый секс был с девственником. Потом еще несколько парней, у которых она была если не первой, то второй партнершей. Если бы у неё был опытный любовник, стала бы она любовницей Аманды? Конечно, у них были трутни. Тот же Джонни. Они несколько раз устраивали вечера секса на троих. Но Аманда уже выковала из неё равную себе, и многих мужчин Линда воспринимала исключительно, как трутней. А что было бы, пойди она иным путем? Ответ на этот вопрос она так и не нашла. Да и признаться честно, не особо и искала. Ей нравилась её жизнь, иной она не желала. Линда не жалела ни о чем. Даже о том, что разругалась с родителями. Это был один из этапов её жизни, один шаг. Возможно, эти шаги приведут её к пропасти, но сейчас ей был она это плевать. Да и потом тоже. Ведь она свободна, а свободный человек никогда не сожалеет о своих поступках. Сожаление, это проявление слабости, а слабость приводит к подчинению.
- Не расскажешь, как это было у вас? – прямо спросила Линда. Инга удивленно посмотрела на неё, но произнесла:
- Это было в библиотеке.
- В библиотеке? – удивилась Линда.
- Да, а у тебя, где было?
- В заброшенном доме на прогнившем диване. – ответила Линда. – Воняло мочой и гнилым поролоном.
- А у нас все произошло на полу, прямо на его джинсовой куртке. – произнесла Инга. – Я тогда так сильно испугалась крови. Дурой была.
- Сколько же тебе было? – недоумевая, спросила Линда.
- Пятнадцать. – честно ответила Инга.
- Должна уже была знать, что и как. – Линду удивила необразованность Инги в таком вопросе. В двадцать первом веке не знать, что и как? Да сейчас проще всего узнать, откуда дети берутся!
- Я была скромницей. – засмеялась Инга. – Тему секса вообще стороной обходила. Даже тот раз был по его инициативе. Я хотела его оттолкнуть, а потом мне стало интересно, как это, быть женщиной?
- И как? – наклонившись к Инге через стол, спросила Линда. – Тебе понравилось?
Инга наклонилась к Линде и тихо прошептала:
- Да.
Откинувшись на спинку стула, она произнесла:
- Я же говорю тебе, что иногда вспоминаю его. Понимаешь, - она замялась, - мы поклялись друг другу. Прямо в аэропорту, перед отлетом. Быть верными друг другу. И я его предала.
Инга опустила голову. Ей было стыдно. За то, что она предала любимого, за то, что призналась в этом малознакомой девушке.
- Мое отношение к мужчинам ты знаешь, - произнесла Линда. – Переспала с одним, переспала с другим. Какая разница? Но верной надо быть, тут я не поспорю. Вот только вопрос: ты его любишь?
- Ну… - протянула Инга.
- Да или нет? – настаивала Линда.
- Не знаю, - покачала головой Инга.
- Значит, нет, - ответила Линда, отпивая коктейль.
- Нет, я же сказала, что не знаю! – запротестовала Инга.
- Ты его не любишь, не лги себе. – настаивала Линда. – Если бы ты его любила, то ты бы точно смогла ответить, а ты сомневаешься. В любви нет сомнений. Ты либо любишь, либо нет. А все эти «не знаю», «неуверенна», это все отговорки. Это страх. Страх признаться себе, что чувств нет. В твоем случае, это страх признаться, что чувства прошли. Растворились. Их поглотили почти три тысячи миль между восточным и западным побережьем.
- Ты права, - улыбнулась Инга после раздумий. – Но еще и стыд. Мне стыдно, что я не смогла сдержать обещание.
- Ты не сдержала обещание, потому что разлюбила. – произнесла Линда.
- Возможно, - ответила Инга. – Но мне все равно неловко.
- Ты говорила с ним на эту тему? – спросила Линда.
- Нет, что ты! – встрепенулась Инга. – Как я скажу ему это? «Милый, я тебе изменила?»
- Так, давай мыслить логически. – начала рассуждать Линда. – Вы давно не виделись. Вы живете на разных концах континента. Ты уверена, что он верен тебе?
- Ну… - протянула Инга.
- В любви не должно быть никаких сомнений.
- Нет, - твердо ответила Инга.
- Вот, видишь. Что и требовалось доказать. – хлопнула в ладоши Линда. Да так шумно, что посетители кафе за соседними столиками обратили на неё внимание. Хотя ей было на это плевать.
- Это ничего не доказывает! – парировала Инга.
- В принципе, да. – кивнула Линда. – Кто знает, может твой дружок живет там отшельником, монахом. Кстати, кто он? Как его зовут? Чем занимается?
- Энтони. – ответила Инга. – Его зовут Энтони. Он работает дворецким у одних киномагнатов с Беверли-Хиллз. Фактически без выходных.
- Молодой парень, без выходных. – усмехнулась Линда. – Ты действительно настолько наивна?
- Ты о чем? – удивилась Инга.
- Да, так, - махнула рукой Линда. Тему личной жизни они закрыли и вернулись к обсуждению искусства.
Инга нравилась Линде все больше и больше. Она была не такой, как другие. Да, она была привязана к этому Энтони, но было в ней что-то такое, что притягивает. Такое было в Аманде. Аманда. За этот вечер Линда о ней фактически ни разу и не вспомнила. Даже рассказывая об изменениях своей личности, она не говорила об Аманде. Образ женщины был расплывчат, а сама Линда называла её «наставницей». Хотя еще вчера толком и жить не могла без неё.
Сама того не замечая, Линда влюбилась. Что её сейчас волновало? А ничего. Она даже забыла про Аманду. Свою любимую Аманду, которая так многому её научила. Она полностью была поглощена разговором с Ингой.
Инга. Она нашла интересного собеседника. Нравилась ли Линда ей как… женщина, как партнерша, как потенциальная любовница? Инга этого не знала. Хоть Линда и утверждала, что в любви есть только «да» или «нет», Инга не могла понять своих чувств к этой девушке. Линда поразила её отстаиванием своего дела. Она изящно ответила критику, поддержала юный талант и все это одновременно. Она смело высказывалась о мужчинах, любви и свободе. Линда завораживала, заставляла восхищаться собой. И Инга восхищалась. Хотя списывала это всего лишь на первое впечатление и алкоголь.
Им было хорошо вместе, хотя обе пока в этом не признались даже себе. Линда отвергала эти чувства из-за любви к Аманде. Не осознано, на подсознании. Инга же не могла признать, что ей понравилась женщина, а не мужчина. Перед глазами все время мелькал образ Энтони. Нет, Линда не права, любовь не может быть категоричной. В ней есть место сомнению, недоверию собственным чувствам.

***
Кафе они покинули уже за полночь. Инга так устала, что сняла босоножки и несла их, закинув на плечо.
- Мы еще с тобой встретимся? – на прощание спросила Линда.
- Быть может. – подумав, улыбнулась Инга и, махнув рукой, пошла прочь. – Пока!
- Инга! – окликнула её Линда.
- Да? – обернулась девушка. Ветер растрепал её волосы. Линда на мгновение залюбовалась этой картиной, стараясь запомнить её. Она обязательно воспроизведет её на бумаге. Обязательно!
- Я хочу нарисовать тебя! – произнесла Линда.
- Ищешь повода для новой встречи? – кокетливо спросила Инга.
Линда подошла к ней вплотную, грубо схватила за затылок и, притянув к себе, поцеловала. Та не сопротивлялась.
- Да, - отстранившись, ответила Линда.

Категория: Драма | Просмотров: 61 | Добавил: AlexShostatsky | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]